• Веб камеры Сочи здесь
  • sochi-webcams.ru
Александр Гордон: карта сайта
06 Окт

Обама не президент США

Категория: Интервью

Alexander_Gordon

Обама не президент Соединенных Штатов Америки. Это новый социокультурный проект, который никакого отношения к корням президентства не имеет. И его цвет кожи только подчеркивает это.

Взять петровский период. Все завоевания Петра, всего его реформы – и армейские, и гражданские – через шестьдесят лет после начала вернулись к исходной точке. В стране не изменилось ничего. Демидовские заводы заросли травой. Вернулись либо к прежнему способу производства, либо к прямым закупкам у Европы.

Или вот революция 1905 года. К чему она привела через три поколения? 1965 год – окончательный декларативный отказ от всех завоеваний революционного социализма. Если Хрущев еще кричал, что нынешнее поколение будет жить при коммунизме, то Брежнев этого уже не говорил. И началось мягкое сползание в сторону капитализма.

В ценностных категориях что-то поменялось?

– Разумеется. С молодежного фестиваля 1957 года в нашу страну постепенно стали проникать чуждые нам протестантские ценности.

А при сталинизме какие были ценности?

– Сталинизм ничем не отличался от привычной нам самодержавной тирании. Кстати, Сталина часто сравнивают с Грозным, но у Грозного были религиозные идеалы, ради которых он и лил кровь. А Сталин – абсолютный наследник дела Петрова: модернизация, полное небрежение холопской жизнью. Грозный, кстати, в сравнении с Петром холопских жизней погубил на порядок меньше… Петра я ненавижу. Для меня он классическое воплощение тиранства – бессмысленного и беспощадного.

Как это бессмысленного? А окно в Европу?

– Это окно сначала заросло паутиной, потом на него поставили решетку, затем железную дверь. И в конце концов это сближение с Европой закончилось после войны 1812 года.

И зря! Потому что потом случилась Крымская война, в которой Россия вновь увидела себя отставшей и снова судорожно начала догонять.

– Поэтому я и говорю, что народ подустал от гонки. И ему хочется только, чтобы стало тихо, чисто и, может быть, даже сыто. Но каким образом нанотехнологии принесут в тверское село это спокойствие, чистоту и сытость, я не знаю.

Тот народ, который мечтает о чистоте вместо того, чтобы ее наводить, исторически обречен. И никто ему на блюдечке ничего не принесет.

– К чистоте людей всегда принуждают. Начиная с детского возраста. Мы тут ни при чем, это нам досталось от приматов. Все человекообразные обезьяны гадят прямо в гнезде. Это в нас заложено.

Кто же виноват в том, что русский народ не приучили не гадить в гнезде?

– Тираны. Они всегда были заняты другим – имиджем, то есть гонкой. Вместо того чтобы озаботиться сутью. То есть если бы Петр направил все усилия внутрь, а не наружу, нас научили бы не гадить уже тогда.

И как бы это изменило Россию?

– Так же, как это изменило Великобританию, Германию, Францию, все остальные европейские страны…

Европу изменила не тирания, а свобода. Дайте людям свободу, и все остальное они сделают сами в погоне за личной выгодой – вот мое убеждение либерала.

– Так дали уже!

Нет, не дали. Вот в Грузии дали. Снимите ограничения, уберите лицензирование, контроль и прочее, дайте людям свободу предпринимать. Дайте им оружие, чтобы отстреливать рэкетиров. А у нас, к сожалению, властная вертикаль и социальное государство, которое чересчур заботится о халявщиках, преступниках и прочих иждивенцах.

– Если бы у нас было социальное государство, я бы построил весь этот разговор совершенно по-другому. Но у нас асоциальное государство. И потому не догоним мы никого.

Ну хорошо, западные ценности вам не нравятся. А у нас были какие-то свои посконные ценности до Петра с его догонянием?

– У нас были! Например, «не жили богато, не надо и начинать». Чем не ценность?

Возмутительная чушь, а не ценность! Убожество какое-то скотское. С такой ценностью ценностей не наживешь.

– Да почему?.. В этом и уклад, и система человеческих отношений, и самопогружение, углубление, и абсолютное отсутствие агрессии… Не надо мне богатства ни своего, ни чужого. И так проживем…

Не было никогда подобных ценностей у людей и быть не могло! Это интеллигентские иллюзии. Чтобы «и так прожить», все равно нужны предметы – серпы, портки, сундуки, коровы, рушники, гвозди, деньги… А сколько предметов необходимо? И каких? Мобильный телефон нужен? У каждого своя мера. А значит, неминуема гонка за предметами, то есть за богатством.

– «Бедно, но честно» – такая ценностная установка мне нравится больше.

Вы сказали, что после молодежного фестиваля 1957 года к нам стали проникать протестантские ценности. Почему это произошло?

– Началось это даже раньше. После того как солдат-освободитель прошелся по Европе и увидел, как эта Европа устроена.

Прошелся наш бессребреник, прихватив с собой иголок патефонных, велосипедов немецких и швейных машинок «Зингер». Богатство то есть.

– Само собой. Четыре года длился бой и нужно было поиметь какую-то компенсацию не только на груди, но и в кармане. Осуждать солдат нельзя, потому как тащили все – от маршалов до рядовых… В общем, посмотрели солдатики на Европу, вернулись. А кругом разруха. Начали строить. И при неимоверных усилиях послевоенного строительства стало понятно, что строят они не то, что там, в Европе, разрушили, а то, что здесь не успели достроить – очередной лагерь. Вот тогда и началась вторая волна сталинских репрессий, обращенная на фронтовиков. Потому что возникли недовольные голоса: «Мы их завоевали, а живем хуже!»

Написать комментарий

*